Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

о компетентности

С другой стороны, это "давайте не будем обсуждать то-то и то-то, потому что мы не врачи, филологи и т.п.", не имеет особого смысла. Давайте ничего не будем обсуждать тогда, коль скоро мы не господь бог.

Он был Черным магом и даже знал некоторые темные заклинания

Что мне нравится в любительских текстах - так это то, как автор проговаривается о том, что сам считает нормой. Например, в каком-то фике бедному Гарри Поттеру никак не удавалось вымыться, потому что постоянно отключали воду. Этим автор подчеркивал то, что Гарри слишком поздно просыпался.

На самом деле, таких подборок смешных фраз сотни, если не тысячи.

Гарри надел очки и понял, что зря их не снял. Collapse )

диета Вильгельма Завоевателя

Час назад решила перейти на диету а-ля Вильгельм Завоеватель - который, если кто помнит, после того, как растолстел так, что любимый боевой конь стал увертываться, если король пытался на него взлезть, все продукты в своем рационе заменил вином, по совету придворных медиков. И действительно сильно похудел, килограм на шестьдесят, прежде, чем умер. И вот я на обед ем шираз и думаю, что врачи у Вильгельма были не дураки. Хитрые средневековые морды. Он ведь до самого конца был очень доволен лечением. Да, а эфедрин тогда еще, наверное, не завезли с Востока. Пару лет назад в одном глянцевом журнале на обложке было написано, что эфедрин - лучшее средство для похудения. Мне было жаль 100 рублей, и я так и не знаю, что конкретно они продавали внутри.

отложить неизбежное

Все разъехались, а зять занялся разборкой домашнего скарба. Сначала с бешеной энергией ползал под кроватями, где обнаружились залежи багета, потом рылся на антресолях, с проклятиями сбрасывая вниз Олины рекламные проспекты с предыдущей работы, а теперь залез с ногами в сундук, утаптывает там вещи и приговаривает: «Видите, сколько свободного места образовалось!» Мне надо уехать, но как оставишь его без присмотра с любимыми старыми полушубками, лишь чуть-чуть тронутыми молью?
На кухне водопадом льется вода, в ванной гремит стиральная машина, на полную громкость включены оба телевизора, кошка заперта в туалете, форточки распахнуты настежь, и только пес спокойно дрыхнет под весь этот шум.
Вылез из сундука, строго сказал крышке: «стоять!» и быстрыми шагами ушел на кухню, грозный, как Иван.
Все дело в том, что у него с утра болит зуб, а идти к врачу он боится.

(no subject)

Представляете, все отказались идти со мной на Джармуша! Хотела сделать общесемейный выход в "35 мм". Звала Олю, зятя и Машу.
Маша сказала, что ей надо плести фенечку для подругиного дня рождения. Оля сказала, что у них корпоративная вечеринка и она придет поздно. Дуся моя на Кипре...
А зять совсем грубо выразился:
"Я, - говорит, - Вашей культуры уже нахавался!"
У него, положим, грипп, но разве это его извиняет?!

целесообразность

Прочитала в МК статью о матери актрисы Инны Ульяновой, которую та задолго до своей смерти сдала в дом престарелых, и переживаю второй день. Сейчас ее не выдают племянникам под предлогом того, что она болеет туберкулезом и, возможно, не в себе. Хотя пусть даже так, если есть родственники, которые готовы о ней заботиться - зачем удерживать насильно? Какая корысть в этом лечебному заведению? Неясно. Я не возьмусь осуждать Инну Ульянову за то, что она отдала мать на гособесепечение, разные бывают обстоятельства, но вспоминаю сразу одну внучкину знакомую, детского врача. Ей сейчас около 35, и уже два года, как ее мать в сумасшедшем доме с болезнью Альцгеймера. Как-то это не по-нашему, не находите?! "Американская" модель семьи мне все же кажется слишком бесчеловечной не только по отношению к выброшенным за ненадобностью родителям, но и по отношению к детям, лишенным возможности угнездиться внутри рода. Мне ближе еврейско-итальянская. Мать этой докторши в свое время вырастила ее в одиночку, в 38 лет уехала жить на дачу, чтобы дочь могла наладить личную жизнь, потом растила двух ее детей там же на даче. Теперь дети пошли в школу, а мать, еще вполне молодая, начала терять память. Я спрашиваю Олесю:
- Она просится домой?Плачет?
-Конечно, просится. (снисходительным тоном)Но ей там лучше.
-Может быть, забрать? У вас же две квартиры.
-А кто с ней будет сидеть? Она может открыть дверь и забыть запереть.
В конце 40-хх другая знакомая, мать моей школьной подруги, свою мать не сдала, хотя та под конец совершенно потеряла память и не узнавала ни дочь, ни друзей.
Я как-то раз пришла в к ним в гости, когда у нее все еще было не совсем плохо. Прошло уже двадцать лет с тех пор, как мы закончили школу. Телефонов не было, в гости ходили наугад. Дома оказалась одна бабушка. После звонка раздалось шуршание тапок и тихое сопенье около дверного глазка: накануне бабушка проштрафилась, открыв кому-то, получила сильный нагоняй от дочери и теперь смутно помнила, что дверь чем-то опасна. Все же не ответить на звонок она не могла, воспитание было сильнее.
- Кто там?
Я назвала себя.
Молчание. Потом она ответила неуверенно:
- А Юля в школе.
И начала шуршать замком, потому что "невежливо разговаривать через дверь". Я остановила ее, сказав, что ухожу и зайду позднее. С тех пор я часто вспоминала это "Юля в школе". То есть она вспомнила меня спустя годы (я не так часто ходила к ним в гости, а бабушка до своей болезни жила отдельно), как школьную подругу внучки. А неуверенно отвечала потому, что чувствовала, что что-то не так: раз Юля в школе, почему я не там же? Печально, когда мир ускользает от тебя раньше, чем ты ускользнешь от мира. Еще живой, уже в пустоте (к слову о пустоте). Впереди густой туман клубится, и пустая клетка позади.
Нельзя хуже относиться к человеку только на основании того, что он ослаб, сбился с пути, постарел, потерял память, превратился в хомячка. То, что детский врач сдала свою мать в лечебницу, напоминает мне поступок какого-то армянина у Белорусского вокзала на днях. Там около цветочных ларьков-прилавкой стояла бомжиха непонятного возраста, вся синяя-синяя, и тряслась. Тряслась, закатывала глаза, под конец начала подвывать, настолько ей было плохо. Ее и до этого гнали, чтобы не пахла, а после того, как она стала выть, на нее вообще орать начали всем кагалом. И вдруг к ней сзади подошел армянин с ведром воды из-под цветов и окатил ее с ног до головы. И всем присутствовавшим это понравилось. Даже какие-то одобрительные возгласы раздались.
Справился, орел, с бедной бомжихой. А та идет пятнами, воет тихонько, и совершенно не в себе. Пыталась ей пирожок в руку всунуть - уронила. Думала "скорую" вызвать - не возьмут ведь, наверное?

под катом тяжелые детали

Иванниковой повезло в главном - она живая; а 200 000 рублей - ерунда. На мой взгляд, даже если бы ей не условно дали два года, удар ножом все равно себя оправдал бы, потому что лучше в клифте лагерном на лесоповале, чем в костюмчике с биркой на ноге. Единственное, что меня удивляет в этой истории - как она решилась достать нож и ткнуть им насильника?! Слабые ручки, хилый удар куда-то в ногу - попала бы рядом с артерией, отобрал бы насильник нож и отрезал, разозлившись, девушке голову. Действительно была в состоянии шока, если пошла на такое в общем-то безнадежное сопротивление.
Когда мне было 19, в числе близких знакомых были у меня две красивых еврейских девушки 33-34 лет. Каждая уже побывала замужем, имела детей: одну бросил любимый муж, и она попала в "Соловьевку", вторая была замужем за парнем моего возраста, а первый супруг, учитель физики, сидел за разбойное нападение на фарцовщика. Но я не о том. Они рассказывали мне мимоходом какие-то истории из своей жизни, и порой мелькали фразы, от которых волосы дыбом вставали. Я тогда заметила, что почти каждая женщина в этой стране, достигшая 30-летнего возраста, может вспомнить два-три случая, когда жизнь обходилась с ней так жестоко, что - по юности - казалось это запредельным, невозможным вынести. Мужчины уже перестали сидеть по лагерям и ходить в атаку на танки, а с женщинами жизнь по-прежнему воевала. Ну, самое простое: роды в наших роддомах в шестидесятые - восьмидесятые. Еще одна подруга рассказывала мне, как родила недоношенного ребенка, раньше срока на три месяца, но живого, и его Collapse )" Я так измучилась - сказала она - что мне было все равно".

провинциальные родственники в депрессии

Нет, не могу это вытерпеть! Уж видит бог, мое ли терпение не безгранично, но и оно имеет свои пределы.

Как противно видеть молодую особу 24 лет, с утра до вечера слоняющуюся по квартире в тоске и нытье, пьющую какие-то антидепрессанты, нудную, сутулую и безОбразную. Глаза б мои на это не смотрели! Стоило ехать за тысячу километров!

"Ду..Деточка, - сказала я ей вчера со всей возможной вежливостью, - послушай старого человека. Пока ты будешь ныть, жизнь пройдет. Пока ты будешь лечить свою дурную голову, заболит сердце и отвалится репродуктивная система. Снаружи тебя никто не спасет, зануда ты препротивнейшая. Никого спасти нельзя. Хватит обвинять прошлое, займись настоящим и для начала прекрати жрать колеса!" Тут я перешла на привычный мне сленг двадцатилетней давности, когда я работала в детской комнате милиции, и минут пять объясняла ей опасности привыкания к темноте.
И чего я добилась? Она стала носиться по квартире в слезах и приговаривать:"Где тут можно купить билет на поезд?" Пришлось ловить и насильно всовывать в рот торт. Потом она дулась в своей комнате, а еще потом кричала мне "я не слабак!Я не лодырь! У меня просто все внутри болит!"

Ищет работу официантки или курьера. Ладно. При этом говорит, что работать по 12 часов не сможет.
"Иди на ресепшн сидеть" - предлагаю я ей. По-моему, дивная работа, сама бы сидела, если бы проходила по возрасту и платили больше.
"А я английский плохо знаю.(Иняз закончила!) И компьютер. И факс отправить не умею". Тащу ее к факсу - вырывается:"Я хочу спаааать"
Конечно, наглоталась сонников. Тьфу.

Может, мне ее придушить ночью, чтобы не мучилась, подушкой?

(no subject)

Бог с ним, с Китаем, никуда он не денется. Лучше я расскажу вам притчу про понимающую маму.
Хотя зять с Олей меня пугают - говорят, что в диких районах Китая белых женщин сажают в клетки и возят по ярмаркам. Это мне напоминает, как Наталья, родственница моего второго мужа, всю жизнь прожившая в деревне Поплевино Ряжского района, приехала в Москву аккурат во время первого фестиваля в 57-ом и около ГУМа встретила негра. Она очень непосредственно отреагировала: бежала рядом, заглядывала снизу в лицо, хихикала, дергала меня за руку, кричала встречным:"Ой, негра!настоящий! батюшки! черный какой!" и хваталась за живот от восторга. Оторвать ее от него было невозможно. Она маленькая такая, бойкая была тетка, грамоте не знала никогда, даже живность домашнюю не держала в силу непоседливости характера, зато на всех свадьбах всегда первой была.
Я и сама-то тогда негра первый раз увидела.
Негр солидно воротил морду и делал губами гусика.

У Натальи этой во время войны один из детей умер от воспаления легких, пока она мужа в госпиталь навещать ездила: она младшую дочку оставила на двух старших детей, те от старательности принялись ее купать и простудили. На мужа, оказалось потом, давно донос был, но его решили не брать, дать довоевать - зачем зря пропадать пушечному мясу? - а аккурат через неделю после возвращения приехала черная машина и забрала. Наталья была где-то, за ней прибежали, но она только вслед машине успела посмотреть. Потом вернулся. Елисей звали ее мужа, к слову.
А еще потом у нее рак обнаружили и в больницу положили. Сделали операцию, признали, что поздно.
А ночью, как сама Наталья расказывала, к ней ангелы пришли, произвели над ней какие-то пассы и сказали, что все теперь хорошо будет. Но из больницы ее все же выписали и родственникам сказали, чтоб готовились. И еще врач ей сказал, что единственное, что он может посоветовать в ее положении - есть антоновку. Так Наталья эту антоновку еще сорок лет ела. Сына похоронила раньше.